OmKA Logo, Омский Клуб Аниме
[Клуб]
  • Новости
  • О нас
  • Правила
  • События

  • [Проекты]
  • Обзоры
  • Статьи
  • Озвучка от Viper'а
  • Манга по-Русски
  • Видео и клипы
  • Nengan Otaku
  • Точки зрения

  • [Фикции]
  • Фанфики
  • Приколы
  • Мемы клуба
  • Sailor Moon Today

  • [Галереи]
  • Фотоотчёты
  • Арт-группа CHIN
  • Namika
  • Рисунки
  • Обои и прочее

  • [Описания Аниме]
  • Небо и земля
  • Триган (Trigun)
  • Нуар (Noir)
  • Ноэйн (Noein)
  • Парадайз Кисс
  • Лэйн (Lain)

  • [Архив]
  • МангаПроект
  • Kawaii.Ru™
  • Академия Фансаба

  • [Глоссарий]
  • Хеншин (henshin)
  • Жанры аниме

  • [Другое/прочее]
  • Масамуне Сиро
  • Хаяо Миядзаки

  • [Связь]
  • Контакты
  • Гостевая
  • Форум
  • Встречи
  • Адрес
  • Ссылки

  • [Фонд]
  • Списки
  • Обмен
  • Заказы
  • Распродажи
  • Добро пожаловать на сайт Омского Аниме Клуба "ОмКА" (OmKA / AnimeOmsk.Ru).
    Завоеватель Шамбалы - reconstruction
    Фендом: Full Metal Alchemist
    Автор: Мадоши
    Омский Аниме Клуб

    <<<Назад к Оглавлению


    Глава 15. Семейная вечеринка.

    -Ничего не понимаю! - я запустил левую руку в волосы: правая была занята, ибо с ней как раз что-то делал отец. Теперь я довольно неплохо разбирался в местной технике, и мог кое-что понять (когда он делал мне эту руку два года назад, все его манипуляции казались мен полной абракадаброй: а теперь, особенно после того, как Хайдерих меня слегка поднатаскал, я, думаю, мог бы пойти к Винри в мальчики для ношения инструментов). - Если не ты рассказал про меня тулистам, то кто же?..

    -Меня это тоже теперь беспокоит, - озабоченным тоном произнес отец. - Вот что: я так понимаю, тебе быстро надо, да: Черт, как же ты умудрился ее так качественно сломать: Знаешь что, я могу поставить голый каркас: на всякий случай прихватил с собой запасной, так и знал, что пригодится. Но у меня не было больше искусственной кожи, чтобы его обтягивать, а там провода на виду, пришлось обтянуть обычной изоляцией, так что видок тот еще: да и слушаться будет, к сожалению, еще хуже, - я не стал бормотать себе под нос: <Куда уж хуже-то!>, потому что отец был не виноват. Да, возможности этой штуки ни в какое сравнение не шли с тем, что мог даже самый дохленький автопротез, но в этом все равно мире не умели делать ничего лучшего обычных деревянных колодок.

    Тем временем Гогенхайм достал из чемоданчика, стоящего на полу, довольно-таки неуклюжее сооружение, напоминающие по форме гибрид граблей и раздавленного таракана.

    Сам Гогенхайм сидел на стуле рядом с кроватью Хайдериха (в этом углу комнаты освещение было лучше, потому что лампа ближе - сколько мне помнится, Хайдерих и выбрал-то эту койку, потому что имел привычку читать на ночь), а я - собственно на кровати. Несчастную искусственную конечность мне приходилось держать на весу, и плечо от этого затекло преизрядно, но я терпел. А что делать?.. За большим столом работать оказалось невозможно из-за его круглой формы, а занимать гостиную мы с отцом не хотели, чтобы не воздействовать на нервы остальных. Все-таки прикрепление протезов - не самое приятное зрелище.

    -Все потому, - продолжил Гогенхайм, - что эта штука на электричестве. Кстати, тебя током не било, когда она ломалась?..

    -Немного стукнуло, - мрачно сказал я, машинально вздрогнув. - Обошлось.

    -Наверное, было больно. Там приличный разряд.

    -Было. Ну и что?..

    -Да, разумеется. Ты этого даже не показал, - Гогенхайм чуть улыбнулся. - Весь Эдвард.

    -Ты о чем?.. - мрачно спросил я. Хотел было ввернуть шпильку, что уж кто-кто, а Гогенхайм меня совсем не знает, но в этот момент он продолжил.

    -Ты даже когда маленький совсем был, никогда не показывал, что тебе больно. Один раз ты вывернул на себя банку с вареньем, банка разбилась, ты весь поцарапался: и молчал! Попытался эту банку собрать, оцарапался еще сильнее: Главное, все это дело было в погребе - и как ты туда забрался, еле ходить умел?.. Триша тогда была беременна, вот-вот рожать, я ее не пустил по всему дому шарить, сам проверил и погреб, и чердак. Еле тебя отыскал. Восстановил это несчастное варенье, - он усмехнулся. - Как ты на меня смотрел!

    -Видимо, уже тогда решил стать алхимиком, - невольно улыбнулся я, представив в лицах эту сцену. Почему-то упоминание о маме вызвало только глубокую печаль. Того, ставшего уже привычным чувства, от которого все нутро переворачивается, больше не было. Неужели проходит время, и я начинаю забывать?.. Нет-нет, я по-прежнему очень хорошо помню маму: каждую ее улыбку, каждое слово: Только эти воспоминания как будто подернулись дымкой, заглушающей эмоции. Слишком много разделяет меня и того мальчика, который плакал, уткнувшись в мамин передник: и в то же время каким я был, таким остался. Ни капли не поумнел.

    Тут отец что-то сделал с протезом, и я вскрикнул от неожиданности.

    -Ч-черт:

    -Извини, должно было быть больно.

    -Ладно, пустяки, - я хмыкнул. - По сравнению с теми автопротезами, что остались дома, это так, детские игрушки. Связь-то с нервами ослаблена.

    -По мне, все равно должно быть адски больно: - Гогенхайм вздохнул и откинулся на спинку стула. - Ну: вот, собственно, и все, что я могу сейчас сделать. Не густо, но: Чтобы сделать что-то приличное, надо заказывать материалы у того мастера, у которого я брал в прошлый раз, а он остался в Мюнихе.

    Ладно: - с улыбкой я покрутил уродливой кистью, где из-под изоляции проглядывали контуры механизмов. - Я надеюсь, что это ненадолго.

    -Ты о чем?.. - отец напрягся.

    Я коротко рассказал ему все то, что я узнал о тулистах и мои собственные размышления на эту тему. И по поводу врат, и по поводу дракона с ключом в зубах.

    Услышав это, Гогенхайм задумчиво потеребил бородку.

    -Эдвард: Кажется, я знаю, о чем ты говоришь.

    -Да?! - я чуть не подпрыгнул. - И ты молчал все это время?!

    -Потому и молчал, что думал, что в этом будет мало толку. Когда я общался с профессором Гаусгофером, он говорил мне про остров, который они ищут. Что он лежит к западу от Норвегии, но его нет ни на одной карте, потому что ни одно судно не может к нему пристать. Он вынашивал планы атаки этого острова с воздуха: не знаю, получилось ли что-то.

    -Видимо, получилось, раз они так точно говорили о змее! Послушай, папа, они точно говорили о нем так, как будто видели сами! Ну: по крайней мере, тот старик, больше я ни с кем, считай, и не общался.

    -Предположим, но тогда они даже не знали в точности, где он находится. Ты думаешь, за два года они успели?..

    -За два года много чего можно успеть.

    -И теперь ты хочешь сам разыскивать этот остров?..

    -Для начала мне нужно найти кого-то из людей этого Общества и порасспросить его хорошенько, - мотнул я головой. - И еще я должен спасти Хайдериха.

    -Хайдериха?.. Это кто?..

    -Мой друг, с которым мы вместе занимались ракетами, - я отвел глаза. Потом, почувствовав, что я должен это сказать: не имею права не сказать, если потом собираюсь смотреть на себя в зеркало, я добавил: - Он очень похож на Ала.

    -А: - я не видел лица Гогенхайма, но в голосе его явно послышалась грустноватая улыбка. - Вот как.

    -Да, - я снова посмотрел на него прямо. - Я спасу Хайдериха, потому что его, кажется, похитили из-за меня. А потом я вернусь домой.

    -Знаешь: будь готов к тому, что не все наши чаяния исполняются. Я не говорю, что тебе надо прекратить бороться. Но: если у тебя не получится, не стоит из-за этого ставить крест на своей жизни. Случается ведь всякое. С опытом ты понимаешь, что все, что происходит, так или иначе оканчиваешься, и в конце концов ты остаешься только с воспоминаниями. Только с ними.

    Говоря так, отец задумчиво потер правую руку через рукав рубашки, как будто она болела. А может, и впрямь болела: от отца по-прежнему пахло крепкими духами.

    -Как далеко: это зашло?

    -Хочешь спросить, как много мне осталось?.. - он хмыкнул. - В этом мире ведь нет алхимии, и процесс затормозился. Заживать не зажило, но за столько лет почти не было прогресса. Так что: не знаю. Может быть, и много, а может быть, оно буквально завтра начнет развиваться со скоростью проказы.

    -А эта женщина: Триша: Она знает?..

    -Да. Я сказал ей: надеялся, что это ее отпугнет. Однако не отпугнуло.

    -Думаешь, это отпугнуло бы нашу маму?.. Или нас?..

    Он посмотрел на меня, и взгляд у него был прямо-таки беспомощный.

    -Нет, Эдвард, не думаю. Для вашей матери это не значило бы ничего. Но я: просто не мог допустить, чтобы она узнала. Мне бы пришлось тогда рассказать ей, отчего это так: я бы не смог. Тогдашний я - не смог бы.

    Какое-то время - очень недолго - мы молчали.

    Потом Гогенхайм произнес:

    -Думаю, надо спускаться вниз. Мы тут уже около часа возимся, а тот военный, похоже, торопился.

    -Почему-то я сомневаюсь, что они вернутся, если с самого начала не оставили охрану, - пожал я плечами. - Кстати, а интересно все же, почему? И, возвращаясь к старому, кто же рассказал им обо мне?..

    -Я не могу ответить на этот вопрос, - пожал плечами отец. - По-моему, я как-то упоминал, что живу с сыном, но совершенно точно не рассказывал подробностей о тебе. Что касается меня: да, они поняли, что у меня есть много достаточно редких знаний: это то, что я не мог скрыть, если рассчитывал занять в этом мире какое-то место. Но в любом случае подробностей я им не говорил. Говоришь, круг был в точности такой, как для человеческой трансмутации?..

    Я кивнул.

    -Зачем им понадобился такой экстравагантный способ привлечения внимания?.. Разве что они не были уверены в том, что ты - тот, на кого они думают.

    -Возможно: Ах, черт, поймать бы мне хоть одного тулиста да порасспросить с пристрастием!

    -Если дело только за этим, - усмехнулся отец, - то могу дать тебе адрес. Если хочешь.

    -Чей?! - я так и взвился.

    -Один из студентов-любимчиков Гаусгофера вроде бы жил в Мюнхене: на всякий случай я записал его адрес: где же она: - отец захлопал себя по карманам рубашки. - Ах да! Вот, пожалуйста, - он выудил из кармана записную книжку, раскрыл на одной из первых страниц. - Вот, собственно, - он показал мне адрес. - Найдешь?..

    -Да, я знаю, где это.

    -Я вот думаю, может быть, пойти с тобой: - задумчиво проговорил Гогенхайм. - Ведь это, если подумать, касается и меня, и даже в первую очередь меня:

    Я внимательно посмотрел на него.

    -Буду очень тебе благодарен, отец. Но у тебя ведь тоже есть свои дела. Тебе надо заботиться о жене. А мне ты и так сильно помог.

    -Удачи, - отец протянул мне руку для рукопожатия. Я осторожно и неловко (пальцы гнулись из рук вон плохо) пожал ее механической рукой. Однако отец вдруг резко притянул меня к себе и крепко обнял.

    -Удачи тебе, сынок, - тихо повторил он. - И я опять ничем не могу тебе помочь. Но я уверен, что у тебя все будет хорошо. Нет: У вас с Альфонсом все будет хорошо.

    Когда мы спустились вниз, чемодан фройляйн Герхард был уже собран, и она, растерянная, уже в шляпке и пальто стояла у дверей. Рядом на чемодане сидел Мейсон.

    -Ага, вот и вы! - воскликнул он. - Только вас и ждем! - он кинул заинтересованный взгляд на мою руку, которую я как раз заталкивал в перчатку. - Еще одно чудо техники?.. Да ты, Эдвард, так и стягиваешь на себя всякие чудеса, как погляжу. Фрау Гогенхайм! Давайте быстрее!

    Женщина, похожая на мою мать, появилась из гостиной.

    -Извините, - сказала она, смущенно улыбаясь. - Знаете, засмотрелась на ваши часы. В доме моих родителей висели такие же.

    -Их продали?.. - спросила фройляйн Герхард в попытке поддержать разговор.

    -Нет, дом сгорел два года назад во время еврейского погрома, - ответила Триша, так же спокойно и вежливо улыбаясь. - Хорошо, что мама с папой этого уже не увидели.

    -Соболезную, фрау, - Хьюз на мгновение замер, склонив голову, но тут же необходимость действовать вывела его из вежливой заминки, и он начал поторапливать всех проходить в дверь. Когда мы вышли, он последний запер дверь в дом и пошел позади нас.

    -Эдвард, я оставлю тебе ключи, - тихо сказала фройляйн Герхард. - Но все-таки тебе бы лучше не возвращаться в этот дом.

    -Я и не собираюсь, - пробормотал я. - Я уже взял вещи.

    Это была правда: мой вещмешок болтался у меня на плече. Вещи Хайдериха я брать не стал - лишний груз, да и ничего особо ценного там не было. Медальон и фотокарточку я прихватил с собой, чего еще?... А его книги я все равно не потащу, благодарю покорно:

    И тут в ночном небе над нами раздался весьма странный звук. Я уже слышал его раньше: слышал неоднократно: именно он сопровождал меня, когда я, испуганный и растерянный, впервые появился в этом мире: но все еще не могу привыкнуть к нему! В основном, к тому, что раздается он с ясного неба, где ничего хуже ворон, гадящих на голову, по идее, быть не должно. Это был звук летящего самолета. На сей раз он раздавался неожиданно низко, как будто над самой головой, и я заметил низкую тень, проскользнувшую над самыми коньками крыш: порыв ветра взъерошил мне волосы, бросил челку в рот, и я - в который уже раз! - свирепо пообещал себе: <Немедленно обстричь!>

    Вслед за нею метнулась вторая тень, такая же мощная и такая же шумная.

    -Быстро, в стороны! - закричал отец. По-моему, зря закричал: вряд ли пилоты решились бы сбросить бомбы посреди жилых кварталов, даже если бы бомбы у них и были. Но силуэты самолетов не напомнили мне военные: честно говоря, я таких вообще не припоминал, хотя проштудировал по авиации все книги, какие смог достать - во-первых, это было близко к ракетам, а во-вторых, эти странные штуковины вообще заворожили меня с первого взгляда.

    Тем не менее мы тотчас кинулись врассыпную под защиту домов: отец с фройляйн Герхард в одну сторону, а мы с Мейсоном и женой отца - в другую.

    -Что они тут делают?! - закричал майор. - Да еще ночью?!

    -Хрен из знает! - заорал я ему в ответ. - Но ни за что не поверю, чтобы эти тулисты еще и самолеты сюда припрягли!

    Привлекать самолеты действительно было бы величайшей глупостью: зачем такие растраты сил, когда гораздо проще взять меня <с земли>.

    Тем временем воздушные машинки развернулись и пошли на второй круг. Люди в панике повыскакивали на улицы: было еще очень рано и почти никто не спал, а даже если бы и спал, такой шум поднял бы и мертвого. Аэропланы закладывали, между тем, уже третий круг.

    -Похоже, они ищут, где сесть! - крикнул я, и сам удивился своей догадке.

    -Тут негде садиться! - так же громко ответил мне Мейсон.

    -А озеро?... - Триша Гогенхайм силилась убрать изо рта волосы, которые ей закинуло туда ветром. - Позади дома был такой прудик, я видела из окна гостиной! Они могут сесть прямо на воду, такие бывают!

    Интересно, почему я сам об этом не подумал?.. Наверное, потому, что всего в книжках не вычитаешь, как ни старайся. Что-то где-то я читал о самолетах, которые могут садиться на воду, но мне бы и в голову не пришло применить это знание к парочке черных теней, невесть откуда взявшимися у нас над головами.

    -Пойдемте туда! - Триша выскочила из-под прикрытия стены и бросилась к дому.

    -Стойте! Фрау Гогенхайм! - закричал я, кидаясь за ней.

    Черт, наивная душа! Какой человек в здравом уме кинется встречать два прилетевших непонятно откуда самолета?! Да и: почему она решила, что им вообще есть до нас дело?.. Я вот в этом был не так уж и уверен: да нет, положа руку на сердце, я понимал, что они явно имеют к нам какое-то отношение. Но если это не тулисты, то кто?..

    Нет, все-таки бег - не самое подходящее состояние для серьезных мыслей. Я споткнулся и полетел носом вниз: к счастью, удалось опереться на свежепочиненную руку и перекатиться вперед: даже не ушибся. Обогнавший меня майор крикнул на бегу:

    -Быстрее, Эдвард!

    И он туда же! Я поднялся, скрипя зубами. Левую ногу схватило ужасной болью чуть повыше колена: нет, все-таки с этим протезом почти невозможно бегать. А я как-то, со всей этой возней насчет руки, даже забыл, что у меня нет и ноги:

    Оказавшийся рядом отец поддержал меня за локоть, помог встать.

    -В чем дело?.. - спросил я его. - Почему ты не спешишь?..

    -А чего спешить? - улыбнулся он. - Если кто-то и в самом деле хочет похитить кого-то или нанести вред, он не будет поднимать такой переполох посреди города, да и эффектно садиться в маленький прудик с лебедями тоже не будет.

    -А они сядут?.. - недоверчиво спросил я.

    -Ну, если судить по тому, как они лихо носились над самыми крышами: еще как сядут. Так что пускай эти бегут, а мы пойдем неспеша.

    -А ты уверен, что нам вообще надо туда идти?..

    -Знаешь, я подозреваю, что это гости к тебе.

    -Но я никого здесь не знаю, а уж с самолетами:

    -Нет, конечно, они могли прилететь к твоим соседям. Но лично ты в это веришь?..

    Я только головой покачал. К нашим соседям?.. Добропорядочным буржуа, истощенным инфляцией, задерганным неуверенностью в завтрашнем дне, которые и носу-то из Мюнхена, наверное, никогда не высовывали: нет, ну может быть, конечно:

    И тут я вспомнил кое-что. Кое-что, имевшее место буквально несколько дней назад. И снова фотокарточка на груди буквально обожгла меня через несколько слоев ткани. <Ее зовут Аманда Венди Луиза Честертон, - сказал Хайдерих, мечтательно улыбаясь. - Но вообще-то она просит называть себя просто Венди. Она из какой-то аристократической семьи, но совсем не чванится. Увлекается авиацией. Ну, наверное, она изменилась по сравнению с этой фотографией: ей сейчас уже семнадцать, как мне>.

    Увлекается авиацией: черт, но это не может быть она! Потому что как бы она нашла этот дом?.. Да и нет такого самолета, чтобы долетел сюда из Англии! Разве что с несколькими посадками:


    Когда мы обогнули дом и выскочили на берег пруда, один аэроплан уже подгреб к нашему берегу, и мягко стукнулся тупым носом. Из кабины выскочила маленькая фигурка в летном шлеме, ловко пробежала по крылу и спрыгнула прямо на берег. В руке она держала моток веревки, один конец из которого исчезал в кабине.

    -Тут есть, куда привязать?.. - весело спросила девушка.

    Винри. Это была Винри. Когда я смотрел на фотографию, я был просто поражен сходством - но его выносить было все-таки легче. Потому что там была симпатичная девочка лет четырнадцати, с ямочками на щеках, в пышном платьице с оборками, с длинными светлыми волосами, с большим бантом на голове, которая обнимала за шею породистого спаниэля. У моей Винри никогда не было ни платья с оборками, ни банта, ни спаниэля. Да и не помнил я ее в четырнадцать лет: я ее такой не видел. А эта:

    Винри была чуть постарше меня, и, когда я видел ее в последний раз, ей уже минуло шестнадцать: значит, сейчас должно быть почти девятнадцать. Этой девчонке было не больше семнадцати. У нее были такие же большие ясные глаза - я не мог разобрать их цвета ночью, и от души понадеялся, что они все-таки не голубые: у Хайдериха-то ведь не карие! А еще она была в кожаной куртке, в кожаном шлеме, из-под которого выглядывала длинная челка, в кожаной куртке, широких штанах, заправленных в высокие сапоги и даже с картинным белым шарфом на шее, которым так любили покрасоваться записные асы. Однако на щеке ее был какой-то темный мазок - я решил, что это машинное масло, и сердце снова сжалось. Так она больше походила на девушку, которую я знал, и которую: да что там!

    -Здравствуйте! - старательно выговорила она по-немецки. - Я ищу:

    -Вы ищете Альфонса Хайдериха?.. - перебил я ее по-английски.

    -Да: - она удивленно посмотрела на меня. - А вы его знаете?.. - потом глаза ее расширились, и она громко вскрикнула. - Эдвард! Ты нашелся!

    И повисла у меня на шее.

    -Эдвард! - еще один знакомый голос. - Это правда ты?..

    Со второго самолета, тоже уже причалившего, спрыгнула высокая женщина. Она уже сняла шлем и держала его в руке, и ее короткие, тоже светлые волосы отливали серебром под луной.

    -Элизабет! - а этот голос уже принадлежал уже Мейсону Хьюзу.

    -Мейсон! - ахнула женщина в свою очередь. - А ты что тут делаешь?.. Ты же писал мне, что в Африке!

    Все! Все! Хватит с меня двойников! Надоело! Чувствуя, как меня охватывает паника с невыносимой болью пополам, я разомкнул руки Венди Честертон у себя на шее и легонько отстранил ее.

    -Меня зовут Эдвард, - тихо сказал я, - но боюсь, вы меня не знаете. Моя фамилия Элрик. Я - напарник Хайдериха по исследованиям. Я никогда раньше вас не видел, но он о вас рассказывал.

    -Эдвард, ну ты как всегда! - рассмеялась Венди. - Ты не можешь быть этим Элриком, о котором он писал! И снова с Альфонсом! Я так и знала, что его-то ты найдешь, если уж со мной и с папой решил не связываться! А почему он, идиот такой, мне не написал! Ведь он знал, как это для меня важно! И.. кстати: где он?

    -Его похитили, - мрачно сказал я. - Мисс Честертон, я понимаю ваши чувства, но я, вероятно, просто похож на человека, которого вы ищете. Я действительно просто Эдвард Элрик, и никто больше, и я никогда в жизни вас не видел.

    -Эдвард: Я сейчас обижусь!

    -Это надо же! - присвистнул майор Хьюз. - Эдвард, не хорошо с твоей стороны! Я думал, в твоем возрасте еще не притворяются перед девушками, что не знают их. Если ты встречался с ней и разбил ей сердце:

    -Мейсон, да ты что, не узнаешь! - воскликнула женщина, которую назвали Элизабет, и которая жуть как напомнила мне старшего лейтенанта Хоукай: как будто одного двойника Винри, да и матери чуть пораньше, мне было мало. - Это же Эд! Эд Мэтьюз! Конечно, он уже не так похож Майкла и Роя, как в детстве, но:

    -Простите, но его действительно зовут Эдвард Элрик, - отец подошел ко мне и положил руку мне на плечо. - А я его отец, Филипп Гогенхайм. И я совершенно точно знаю, что Эдвард не мог быть с вами знаком.

    -Вы: отец Эдварда?.. - Венди смотрела на нас почти испуганно. - Не дядя Майкл?..

    Мы оба кивнули, я - сердито, Гогенхайм - терпеливо.

    -Но вы тоже - друг Альфонса?..

    Я кивнул, чувствуя, как в груди растекается что-то ледяное. <Тоже>. Эти два года я с переменными успехами пытался забыть сцену нашего с Хайдерихом знакомства: Как он заорал мне тогда: <Эдвард! Боже мой! Какими судьбами?! Как ты меня нашел?!> И потом добавил что-то про дядю, с которым я, мол, вместе приезжал в Берлин. Но про дядю и Берлин - это было потом, а первый оклик, да еще этим голосом: Пожалуй, мало наберется в жизни моментов, когда я чувствовал себя хуже, чем когда я понял, что Хайдерих - это совсем не Ал, а Эдвард, которого он имеет в виду - это совсем не я.

    И теперь эта девочка тоже знает меня! Неужели судьбы всех двойников связаны так же, как и наши?.. Теперь еще и эта Элизабет, которая явно знает <Хьюза>: не удивлюсь, если скоро и двойник полковника объявится. И окажется таким же язвой, как оригинал.

    А пока я только кивнул на вопрос девушки.

    -Полагаю, я должен отдать вам это, - я полез в карман, вытащил оттуда и сунул ей фотку и медальон. - Думаю, он хотел бы, чтобы вы это взяли, - ужасно я был рад от этого избавиться.

    -Хотел бы: что это значит?! Где он?! Он жив?!

    -Жив, жив, не кричите так. Его просто похитили, но мы как раз в процессе:

    -Его похитили?.. Но как?! Черт и если вы - Элрик, то что вы здесь делаете?!

    -Вы о чем?

    -О том, что Ал написал мне в последнем письме, что вы погибли!

    -Что?! - мы смотрели друг на друга, одинаково разозленные и ничего не понимающие.

    -Полагаю, сестренка, ты опять читала письмо через строчку, - хмыкнула Лиза. - Кстати, раз уж Мейсон меня не представляет: Элизабет Уоткинс, двоюродная сестра Венди.

    -Триша Гогенхайм, - жена отца приветливо улыбнулась. И сказала это по-английски! Я только сейчас сообразил, что разговор ведется именно на этом языке, и фройляйн Герхард, таким образом, оказалась совершенно выключено из беседы. Однако она тоже улыбнулась и сказала:

    -А я - Элисия Герхард. Мейсон: ты знаешь старшую из девушек?..

    -Невеста погибшего друга, - пояснил Хьюз для нее по-немецки. - Да я и младшую знаю. Привет, Венди! Подросла с тех пор, как мы не виделись. И я вижу, все-таки вы построили аэропланы, способные перемахнуть Пролив и пол-Европы в придачу.

    -Дядя Мейсон, и вы тут?! - Венди только его заметила.

    -Не звала бы ты меня дядей, я чувствую себя стариком.

    Гогенхайм рассмеялся.

    -Смотрю, у нас тут прямо семейная вечеринка, - проговорил он по-английски и сразу же перевел на немецкий. - Герр Хьюз: вы собирались сажать свою невесту на корабль. Может быть, нам стоит поехать в порт, пока не поздно?..

    -А есть ли в этом смысл?.. - вздохнул Хьюз. - Все внимание, какое мы могли привлечь к этому дому, мы уже привлекли, так что я удивлюсь, если те ребятки, которые охотятся за Эдвардом, не явятся снова - просто проверить, что еще происходит в этом доме.

    -Между прочим, а что это за письмо, в котором Хайдерих сообщал, что я умер?.. - это все не давало мне покоя. - И как вы нас нашли?..

    -Да в письме в последнем, он в поезде его написал и отправил с какой-то станции! - Венди махнула рукой. - Там он говорил, что его друг Элрик, с которым они работали, умер, и он теперь едет в Мюнхен и будет жить по такому-то адресу: вот я и решила сделать ему сюрприз, а заодно и самолет испытать:. Лиза раньше жила в Мюнхене, она сказала, что тут есть пруд, на который можно сесть:

    -Авантюристки! - Хьюз схватился за голову. - Лиза, ты тут меньше месяца жила десять лет назад!

    -Но запомнила же, - хладнокровно возразила ему Уоткинс.

    -Нет, ну не мог он написать, что я умер!

    -Думаю, сестренка опять неправильно разобрала его смешной английский, - пожала плечами Элизабет Уоткинс.

    -Не может быть такого! Я на пять раз перечитала письмо, и:

    -На пять?.. А мне сказала, что разок прочитала, и все:

    -Не твое дело, вообще!

    -О, похоже, у нас проблемы: - Гогенхайм показал на двух полицейских с фонарями, который бежали к нам вкруговую озера. Оштрафовать, что ли, собирались?.. Сомневаюсь, что где-то в правилах прописано, что самолетам запрещено садиться на декоративные озерца!

    -Я с этим разберусь: - Гогенхайм шагнул им навстречу.

    -Ни с чем вы не разберетесь, Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм! - позади нашей компании вспыхнул неожиданно яркий свет: кто-то включил прожектор. - Поднимите руки и медленно повернитесь!

    Полицейские замерли: потом один уронил фонарик и повернул обратно. Второй тут же последовал его примеру, но фонарик сохранил. Медленно, вместе с отцом, я повернулся лицом к свету.

    Да. За ярким сиянием вырисовывались люди с квадратными плечами и с ружьями, направленными прямо на нас. Общество Туле, как будто мы по вам скучали:



    <<<Назад к Оглавлению


    Trigun: контраст мировоззрений
    Все никогда не кончается хорошо, но всегда, всегда, присутствует уважение и сострадание к людям, а также какая-то надежда: хоть для кого-то.
    Yami no Matsuei
    Арт-группа CHIN
    Топ-страницы:
  • Давай всегда быть вместе.
  • Контраст мировоззрений
  • Наследники Тьмы
  • Chobits. Обзор анимэ
  • Transformers the Movie
  • Персонажи Trigun
  • Клип Джаз
  • Сакура - собирательница карт
  • Свадьба Отаку
  • Свадьба Амелии
  • Завоеватель Шамбалы
  • А когда я вернусь
  • Отзывы об аниме
  • Рисунки Намики

  • Бонус ;)
  • Рай, который...

  • Избранное:
  • Литературон
  • Арт-группа CHIN
  • Клубные рисунки
  • Рисунки Намики

  • Самые популярные изображения и рисунки нашего сайта:
    Рисунки Намики Рисунки Намики :: Аска Рисунки Намики :: Эльфийка Рисунки Намики :: 'Крылатое' Рисунки Намики :: Весна! Рисунки Намики Рисунки Намики :: Алукард Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN
     
    Elf.jpg Арт-группа CHIN Yu_and_No.jpg Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN


    Copyright
    Движок сайта © 1999-2017 Илья. Текущая версия: xEngine/v0.9.34beta; xContentParser/v0.9.31beta.
    Все статьи, рисунки и прочее © 2004-2007 Омский аниме-клуб OmKA, если иное не оговорено напрямую на самой странице.
    По любым вопросам обращайтесь по адресу webmaster@animeomsk.ru.

    Счётчики статистики...
    Generated by xEngine/xContentParser with 0.01 seconds