OmKA Logo, Омский Клуб Аниме
[Клуб]
  • Новости
  • О нас
  • Правила
  • События

  • [Проекты]
  • Обзоры
  • Статьи
  • Озвучка от Viper'а
  • Манга по-Русски
  • Видео и клипы
  • Nengan Otaku
  • Точки зрения

  • [Фикции]
  • Фанфики
  • Приколы
  • Мемы клуба
  • Sailor Moon Today

  • [Галереи]
  • Фотоотчёты
  • Арт-группа CHIN
  • Namika
  • Рисунки
  • Обои и прочее

  • [Описания Аниме]
  • Небо и земля
  • Триган (Trigun)
  • Нуар (Noir)
  • Ноэйн (Noein)
  • Парадайз Кисс
  • Лэйн (Lain)

  • [Архив]
  • МангаПроект
  • Kawaii.Ru™
  • Академия Фансаба

  • [Глоссарий]
  • Хеншин (henshin)
  • Жанры аниме

  • [Другое/прочее]
  • Масамуне Сиро
  • Хаяо Миядзаки

  • [Связь]
  • Контакты
  • Гостевая
  • Форум
  • Встречи
  • Адрес
  • Ссылки

  • [Фонд]
  • Списки
  • Обмен
  • Заказы
  • Распродажи
  • Добро пожаловать на сайт Омского Аниме Клуба "ОмКА" (OmKA / AnimeOmsk.Ru).
    Завоеватель Шамбалы - reconstruction
    Фендом: Full Metal Alchemist
    Автор: Мадоши
    Омский Аниме Клуб

    <<<Назад к Оглавлению


    Глава 14. Отец.

    Кажется, из прострации меня вывел шум остановившегося на улице автомобиля. Само по себе в этом ничего странно не было: ну приехал автомобиль, ну тормознул возле дома фройляйн Герхард: Однако какое-то шестое чувство заставило меня отлепиться от стены и осторожно выглянуть из-за угла. Нет, я действительно не знаю, что побудило меня так осторожничать! Может быть, я надеялся, что это окажется что-то эдакое: потому что на самом деле моему измученному разуму позарез требовалась изрядная доля действия (вероятно, с мордобоем), чтобы отвлечься.

    Я оказался прав. Из автомобиля выскочило человек пять в так хорошо мне знакомой немецкой военной форме (давеча меня чуть было не схватили на улице, как иностранного шпиона, когда я шарахнулся от проходящего мимо отряда вооруженных сил: правда, отпустили почти сразу: кто и когда видел одноруких диверсантов?..) и вошли в дом. Буквально через секунду из-за угла вывернул второй автомобиль, а потом и третий. Из них выскочили еще два отряда и тоже вбежали на лестницу фройляйн Герхард. Почему-то первая и совершенно дурацкая мысль была: <Наследят же!> Фройляйн очень беспокоилась о чистоте своего дома: знакомая мне миссис Гресия Хьюз тоже была такой. Забавно: здесь ее звали Элисия, а в моем мире Элисией звали ее маленькую дочку:

    Однако, если не считать этой дурацкой мысли, мною владели злость, страх и возбуждение, причем в какой-то странной, головокружительной смеси. Переход от отчаяния к активным мероприятиям был слишком резок, даже голова закружилась от выброса адреналина. Я стоял за углом и наблюдал, сжимая левой рукой рукоять пистолета в кармане пальто (если бы я верил в бога, то сейчас горячо благодарил бы его за то, что после того инцидента с поездом мы с Хайдерихом приняли решение никогда не выходить из дому безоружными), как в окнах дом а зажигается свет, как потом <военные> выбегают обратно: Как и следовало ожидать, они вели Хайдериха, со связанными руками и надетым на голову мешком: надо думать, захватывая больного, они потрудились меньше, чем со мной! Однако - и это было странно - с ними не было ни фройляйн Герхард, ни Хьюза: то есть двойника Хьюза, который тоже Хьюз: тьфу ты, черт, запутался совсем! Короче, военного инженера Мейсона Хьюза с ними тоже не было.

    И сказать, что меня это обеспокоило, значит, ничего не сказать. Ребята они крайне серьезные, лишние свидетели им не нужны, а раз они не прихватили их в качестве заложников, значит:

    Я не стал додумывать эту мысль до конца. Тем более, что я был занят: считал выходящих из дома. Вошло туда пятнадцать человек, по пять из каждой машины. Вышло шестнадцать - считая с Хайдерихом. Никого в засаде не оставили. Странно: может, я им на самом деле не нужен?.. Но почему?.. Еще пару дней назад это не вызывало сомнений: или они приготовили более хитрую ловушку?..

    Машины отъехали. Как я ни волновался за фройляйн Герхард и Мейсона Хьюза (а что греха таить, я действительно за них волновался: даже зная, что это совсем не те люди, которых я знал и даже любил, я не мог заставить себя относиться к ним как к чужим или полузнакомым), я сперва обошел всяческими закоулками дом кругом (что было крайне сложно, ибо дома на улице стояли впритык, как и везде в старой части Мюнхена), а уже только распахнул входную дверь. В гостиной фройляйн Герхард горел свет, и, едва я вошел туда, как обнаружил ее, собирающей вещи с помощью мистера Хьюза. При этом фройляйн явно выглядела очень растерянной и двигалась заторможенной, а англичанин буквально носился по комнате этаким мирным смерчем, распахивал шкафы, инспектировал книжные полки, открывал ящики комода, громко комментируя свои действия:

    -Так, ну это можно купить, это вообще никому не нужно, это у моей мамы и получше есть: Короче говоря, ничего такого, что стоило бы брать с собой! Так что смену одежды - и вперед! Ну, и если какие-то вещи, которые лично тебе особо сентиментально дороги, то:

    -А цветы?.. - слабо протестовала фройляйн Герхард. - Я же не могу вот так:

    -Еще как: - начал было Мейсон Хьюз, но тут увидел меня.

    -Эдвард?.. - настороженно спросил он. - Ты в порядке?..

    -Да, в порядке! Я все видел, - хмуро ответил я. - Они забрали Хайдериха. Вы, наверное, хотите знать причины?..

    -Ни в малейшей степени! - отрезал Хьюз. - Меньше знаешь - крепче спишь! Все, что я хочу - это поскорее посадить Элисию на корабль до старого доброго Альбиона! И я не успокоюсь, пока не получу от матушки телеграмму, в которой она скажет, что благополучно встретила мою будущую жену!

    -Погоди, а разве ты со мной не поедешь?.. - осторожно спросила фройляйн Герхард.

    -Родная, только пожалуйста, не возражай мне! - Мейсон Хьюз присел рядом с ней на диван, слегка обнял ее. - Не вздумай говорить, что ты останешься тут и разделишь со мной все тяготы! У меня тут действительно полным-полно опасных дел, в которых я меньше всего хочу вовлекать тебя! Ты больше всего поможешь мне, если будешь вдали и в безопасности. А события сегодняшнего вечера лишний раз показывают, что ты на крючке. Сегодня и сейчас они ушли: но нет гарантий, что они не вернутся завтра вечером или даже завтра утром.

    -Я совершенно согласен с мистером Хьюзом, - мрачно (а каким еще тоном я мог вообще сейчас говорить?) произнес я. - Вы действительно в страшной опасности. Я плохо знаю, что это за люди, но их акции весьма масштабны, и они не останавливаются ни перед чем.

    -Погоди, погоди, парень! - мистер Хьюз обеспокоено поправил очки. - Ты знаешь, что это за люди?..

    -А вы нет?.. Вы же отказались слушать, отчего они похитили Хайдериха!

    -Да, но потому, что я знаю, почему, но не знаю, зачем. Похитили-то из-за ваших исследований, ежу ясно. Кстати, чертежи они тоже забрали. А вот кто они:

    -Да на самом деле я тоже немного знаю, - покачал я головой. - А вам-то это точно без пользы.

    -Нет, ты скажи, Эдвард. Кто его знает, может быть, я тебе чем помогу.

    Только тут я заметил, что акцент из речи англичанина пропал бесследно. То есть: на самом деле я заметил это сразу же, но со мною опять сыграло злую шутку сходство этого англичанина и моего старого знакомого: от настоящего подполковника Маэса Хьюза как раз и можно было ожидать чего-то в этом роде, поэтому я даже не удивился.

    -Они называют себя <Общество Туле>. Если вам это о чем-то:

    Я не договорил. Хьюз подобрался, в глазах его вдруг вспыхнул стальной блеск, который вновь напомнил мне: а, черт, ну почему это так больно! Это больно вдвойне, потому что НАСТОЯЩЕГО уже нет в живых, а этот - вот он, сидит. И почему он жив, когда тот мертв?..

    -Еще как говорит, - процедил двойник. - Еще как. Элисия: может быть, тебе стоит пойти собрать вещи наверх?..

    Фройляйн Герхард посмотрела на жениха, посмотрела на меня: Потом сказала: <Конечно>, встала с дивана: В дверях она обернулась и почти прошептала:

    -Пожалуйста, Мейсон: Эдвард: не надо: не надо затевать ничего опасного!

    -О чем ты говоришь, милая, я уже через два часа посажу тебя на корабль, а сам буду дома уже через неделю! Все будет тип-топ.

    -Тип-топ?..

    -Да, это такое морское словечко. Ну иди же, иди, Эли, милая:

    Когда она вышла, Хьюз сразу же посерьезнел и помрачнел.

    -Что ты о них знаешь, Эдвард?..

    -А вы?..

    -Предлагаю равноценный обмен, - на этом словосочетании я вздрогнул, но Хьюз не то не заметил, не то сделал вид. - Ты рассказываешь мне то, что знаешь ты, а я тебе - то, что знаю я. И мы квиты.

    -Хорошо. Но вы мне еще расскажете, почему вы ими интересуетесь. Я должен знать ваши мотивы.

    -Идет, - он серьезно кивнул.

    -В общем, мне известно только то, что можно узнать открыто: Они, конечно, не рекламируют себя, но и не прячутся. Легальная сторона их деятельности лежит на поверхности. Это: студенческое общество такое, они занимаются оккультными науками. В целом, полный бред, но не без рациональных зерен. Однако у них есть средства, совершенно необъяснимые для организации подобного рода. Например, они держат военный тренировочный лагерь под Бухарестом. А еще они сумели набрать столько военных и техники, чтобы остановить пассажирский поезд. Они намеревались взять в заложники всех пассажиров. Вы можете себе представить, какие деньги на это требуются?! Я сомневаюсь, что столько наберется у кучки профессоров и студентов: Разве что они действительно выучили алхимию и научились превращать свинец в золото!

    -Меня бы даже это уже не удивило, - хмыкнул Хьюз.

    -Это невозможно! - возразил я с изумившей меня самого яростью.

    Мой собеседник посмотрел на меня с тревогой.

    -Ну ладно, невозможно, так невозможно: чего переживаешь!

    Не мог же я объяснить ему, что это невозможно, потому что я сам неоднократно пробовал: ну, не свинец в золото конкретно, а алхимию вообще. В этом мире она не работает, как бы отчаянно я не пытался.

    Хьюз тем временем продолжил:

    -Мне известно несколько больше: Это не просто <кучка студентов> - они, вдобавок, связаны с НСДАП: слышал о такой?.. Ты, вроде, недавно в Германии.

    -Шумихи они подняли, будь здоров, - фыркнул я. - Не только в Германии - по всей Европе слышно. И воняет.

    -Я тоже считаю, что от их деятельности дурно пахнет. Ну так вот: эти тулисты с ними теснейшим образом сотрудничают. Профессор Гаусгофер, глава этого общества - идеолог и вдохновитель герра Гитлера: главы НСДАП: - я кивнул. - Мое начальство слегка обеспокоено идеями реваншизма, которые они проповедуют, но кое-кто считает, что неплохо бы и поддержать их, в противовес Франции. Лично мне кажется, что ничего хорошего из этой политики не выйдет - но кто послушает какого-то майора?.. А по мне так, когда они получат большинство в Рейхстаге, будет уже поздно.

    -И вы занимаетесь ими только из этих побуждений? - спросил я несколько недоверчиво.

    -О нет, что ты, я же не ангел! - Хьюз невесело рассмеялся. - Если бы они не перешли мне дорожку, я бы просто старался держаться от них подальше. Нет: Дело в другом. Видишь ли: когда-то, довольно давно, у меня был друг. Очень хороший друг, коллега. Однажды его судил военный трибунал по обвинению в измене, и приговорили к смертной казни. Ну и казнили, само собой. Однако, как потом выяснилось, дело было сфабриковано от начала до конца, судьи - подкуплены, а ниточки тянутся на континент: конкретно - сюда. Слишком долго рассказывать тебе, как я к этому пришел, но в итоге я сам напросился в Мюнхен.

    -Значит, это месть?..

    -Не суди строго, мальчик, - Хьюз мотнул головой. - Я ведь не мщу людям. Я даже не могу испытывать к ним ненависти. Что я ненавижу - так это систему. И эту систему я собираюсь разрушить. Возможно, один человек и не может восстановить справедливость: - Хьюз достал из кармана небольшой пистолет и взвесил его на ладони, невесело улыбаясь, - но он в состоянии хотя бы попытаться. А ты, Эдвард: на что ты рассчитываешь?.. Ты собираешься выручать Альфонса?..

    -Разумеется, - сухо ответил я. - Это не обсуждается.

    -А как?.. Один, да вдобавок еще и без руки?

    -Моя оставшаяся рука стоит дюжины иных, майор. Кроме того: я им нужен. Еще не точно знаю, зачем: но они зачем-то очень хотят поймать меня: и по другой причине, чем Хайдериха. Стало быть, я могу с ними побороться.

    -Значит, поборемся, - майор подмигнул мне. - Может, я тебе и не очень нравлюсь: судя по тому, как ты упорно избегал со мной разговаривать все эти дни: но в данной ситуации нам лучше всего сотрудничать. Я очень не хочу, чтобы тебе тоже пришлось мстить за своего друга. И очень не хочу, чтобы мне пришлось мстить за моего секретаря.

    -Дело не в том, что вы мне не нравитесь, - я посмотрел ему прямо в глаза. - Дело в том, что вы мне кое-кого напоминаете: тоже друга, который погиб. Очень напоминаете.

    -Значит, у нас есть что-то общее, - Хьюз протянул мне левую руку. - Ты мне тоже напоминаешь: того самого друга, если быть точным. Кстати, можешь звать меня Мейсон. Не такая уж у нас и разница в возрасте.

    Я принял рукопожатие.

    -Стало быть, будем работать вместе.

    Английский шпион (надо думать, именно шпионом он и был), отпустил мою руку и полез в нагрудный карман пиджака. Там искомого не оказалось, он полез во внутренний.

    -Куда же я это сунул: - бормотал он. - Сюда?.. нет, туда: Понимаешь, - пояснил он мне, - после того, как эти ряженые увели Альфонса, я нашел на полу вашей комнаты медальон: Думаю, что это либо его, либо твой, наверное, цепочка порвалась, пока у него приступ был, а ты его держал:

    -Это его медальон, - сказал я еще до того, как майор достал вещицу. - У меня ничего такого нет.

    -Да?.. - он с сомнением посмотрел на блестящую серебряную крышечку и протянул висюльку мне. - Ну, все равно, лучше, если эта штука будет у тебя. Я-то его знаю без году неделя.

    Я машинально взял медальон, не очень понимая, что с ним делать: не на шею же вешать, в самом деле, тем более, что цепочка порвана: потом сунул во внутренний карман пальто, так как из внешнего он легко бы выпал. Больше всего на свете мне хотелось открыть его: я догадывался - нет, я был почти уверен! - чья фотография может там быть. Но я знал, что не открою.

    И тут раздался звонок в дверь.

    Мы с Хьюзом переглянулись.

    -Вы с Альфонсом ждали гостей?.. - спросил он у меня.

    Моя рука уже, надо признаться, снова рефлекторно сжала рукоять пистолета в кармане плаща - да, не доверяю я этим игрушкам, но это не отменяет необходимости ими пользоваться, - однако слова Хьюза заставили меня немного расслабиться.

    -Еще в семь часов ко мне должны были прийти, забрать заказы. Но их не было:

    Хьюз выразительно кивнул на часы на каминной полке. Надо же! Полвосьмого всего. А кажется, что, как минимум, двенадцать ночи: Конечно, в пунктуальной Германии даже полчаса считаются серьезным опозданием, но и среди немцев попадаются весьма и весьма разные люди.

    -Фу ты, черт, - я вытер со лба невольно выступивший пот. - Однако и переволновались же мы:

    -Все-таки будь настороже, - посоветовал мне Мейсон (теперь я буду звать его так: все-таки даже мысленно меня совершенно не тянуло называть его по фамилии - ситуация, обратная таковой с Хайдерихом).

    Я кивнул и, снова схватившись за пистолет - ох, натру я мозоли на рукояти, как пить дать! - отправился к двери. В прихожей уже стояла бледная фройляйн Герхард и смотрела на дверную ручку, как кролик на удава.

    Звонок повторился.

    Выглянувший за мной в прихожую Мейсон сделал короткий жест, который женщина поняла совершенно правильно и ретировалась в гостиную под его защиту. Я же осторожно приблизился к двери и толкнул ее, стоя у косяка - так, чтобы не высунуться раньше времени. Дверь чуть приоткрылась и замерла: петли были хорошо смазаны, но не вихляли.

    Женский голос за дверью нерешительно произнес:

    -Дорогой: может быть, пойдем все-таки, поищем номер в гостинице?.. Ты уверен, что мы можем тут остановиться?..

    Когда я услышал эти слова, мне показалось, что я умер. Потому что этот голос не должен был звучать среди живых.

    Уже ни о чем не думая, я широко распахнул дверь и встал на пороге.

    Там стояли: там стояли люди, которых я меньше всего ожидал увидеть сейчас. Родители. Наши с Альфонсом родители. Так невозможно, противоестественно было видеть их вместе!

    Гогенхайм Светлый.

    Триша Элрик.

    И из них настоящим был только отец. Я это совершенно точно знал. Потому что наша мать вот уже десять лет лежала в могиле, в земле иного мира. А эта женщина: ну, начать с того, что она была несколько старше: наверное, что-то около сорока пяти. Маме сейчас даже сорока не сравнялось бы. Мама была моложе Гогенхайма; эта - ровесница: ну, то есть, по крайней мере, внешне, ибо отец умудрился прожить уже более 400 лет. Не спрашивайте, только, как - меньше всего мне сейчас хочется рассказывать эту мерзкую и грязную историю. Я давно уже понял, что не могу судить отца: если сам я натворил в жизни меньше ошибок, то это была отнюдь не моя заслуга.

    -Добрый вечер, Эдвард, - отец безмятежно улыбнулся, в своей обычной, так выводящей меня из себя манере. - Я очень рад, что ты наконец-то дал мне телеграмму, и я знал, где тебя найти.

    -Здравствуйте, Эдвард, - женщина, похожая на маму, тоже улыбнулась. У нее даже улыбка была такая же: впрочем, после Хайдериха мне к этому не привыкать. У меня отчаянно заболело в груди. - Очень приятно с вами познакомиться. Меня зовут Триша, и я - жена вашего отца. Надеюсь, мы с вами сможем подружиться.

    -Извини, Эдвард, это несколько неожиданно: - кажется, тон Гогенхайма все-таки был слегка смущенным. - Я хотел предупредить тебя заранее, но нигде не мог тебя найти. Ты ведь не оставил своего адреса в Бухаресте.

    -Просто я и сам его не знал: - я даже не мог найти слов, чтобы высказать их. Просто чувствовал, что мне физически плохо. Еще один двойник: Эти галереи знакомых лиц, одинаковых улыбок: я чувствую себя, как в кошмаре, от которого не можешь проснуться. Потому что никто не узнает тебя, и ты никого не узнаешь.

    -Можно, мы пройдем?.. - спросил Гогенхайм. Тут до меня дошло, что пауза несколько затянулось, и я торопливо отступил с порога. Они вошли.

    -Фройляйн Герхард: это мой отец и его жена, - произнес я, чувствуя, что говорить мне крайне трудно: к горлу подступал ком. - Вы не возражаете, если они останутся на сегодня?..

    Фройляйн Герхард и Мейсон, сообразив уже, что ничего опасного не происходит, стояли в прихожей.

    -Конечно, я очень рада вас видеть! - автоматически произнесла фройляйн Герхард. - Только: - она нерешительно посмотрела на жениха. - Вроде бы, мы уезжаем:

    -Не беспокойтесь, нам не нужно много времени, - улыбнулся отец. - Надо только починить Эдварду руку. И Трише надо отдохнуть, она очень устала с дороги.

    -Нет, что вы, я в порядке! - запротестовала женщина со слабой улыбкой, и в этом тоже была вся мама: она никогда не показывала, как ей трудно. А эта действительно чувствовала себя плохо: я легко заметил это по неестественной бледности и чуть заторможенным движениям.

    -Извините, я: на секунду, - хрипло сказал я и бросился наверх. Второй раз за вечер: это определенно было больше, чем я могу вынести. Было бы мне лет пятьдесят - заработал бы инфаркт или инсульт. А так молодое сердце качало как насос: даже жаль:

    Я остановился на пороге нашей комнаты: прислонился спиной к косяке: достал из кармана медальон: открыл. Я знал, что поступаю нехорошо, и утешал себя только той мыслью, что, попроси я Хайдериха, он, наверное, разрешил бы мне взглянуть:

    Да. Я полный и набитый идиот. Там на фотографии была совершенно незнакомая мне женщина: полное мрачноватое лицо, светлые кудри собраны в аккуратный узел на затылке. На плечах у женщины лежала узорная шаль, высокий воротник платья застегнут на все пуговицы. Мать Хайдериха. С чего я решил, что она имеет что-то общего с нашей матерью?.. Только потому, что, когда я посмотрел на фотографию девушки, в которую он влюблен:

    Кстати:

    Пиджак Хайдериха все еще сиротливо висел на стуле, сумка стояла на тумбочке около кровати. Я знал, что сейчас все равно придется уходить, и тащить его вещи у меня не было совершенно никакой охоты: честно говоря, я и свою сумку подумывал бросить. Однако одну вещь я совершенно точно должен был взять.

    Чувствуя себя паскудно от того, что приходится рыться по чужим карманам, я вытащил из пиджака Хайдериха фотографию мисс Венди Честертон и, стараясь не смотреть на нее лишний раз, сунул вместе с медальоном снова в свой внутренний карман. Теперь у меня было такое ощущение, что эти две вещицы буквально жгли меня через рубашку. Вот черт: Что мне делать с моим проклятым сердцем?.. Почему оно не хочет смириться и принять этот мир, как он есть: почему оно ищет в этих людях того, чего в них никогда не было?..

    Может быть, если я прекращу терзать себя, я буду счастливее?..

    Потому что вообще зачем все?..

    -Эдвард: - отец окликнул меня с порога комнаты.

    Я обернулся. Он стоял там, где за минуту до этого стоял я, а в руке у него был небольшой портфельчик: в нем два года назад он носил инструменты, и вряд ли с тех пор что-то переменилось.

    -Эдвард: - тихо сказал он. - Извини меня. Я знаю, что она - не та Триша, которую я знал. Я прекрасно это знаю. Но: - он беспомощно развел руками. - Попытайся понять. Ты, возможно, не сталкивался еще с этим, но:

    -Сталкивался, отец, - машинально я поднес руку к этому злосчастному карману. - И я: действительно не хочу тебя судить. Ни малейшего у меня на это нет желания. Да и кто я такой?..

    -Ты мой сын. И твое мнение для меня важно.

    -Я был бы нечестен, если бы сказал, что одобряю тебя, - я посмотрел отцу в глаза. - Но и не порицаю. Я: понимаю тебя.

    В его глазах была боль. В моих - я знаю - тоже.

    Мы стояли и смотрели друг на друга так несколько секунд, и никто не знал, что сказать и что сделать дальше. Потом отец чуть приподнял чемоданчик с инструментами и улыбнулся.

    -Ты опять ввязался в какое-то большое дело?.. Полагаю, необходимо тебя слегка починить, прежде чем ты погрузишься в него головой.

    -Погоди: так ты ничего не знаешь?.. - а я-то думал, что лимит моего удивления и вообще сильных эмоций на этот вечер исчерпан. - А кто тогда рассказал тулистам об алхимии и о нашем мире?!

    -Тулистам?.. А они-то тут при чем?! Сто лет о них не слышал!

    -Сто лет?! Они что, такие древние?!

    -Нет-нет! - Гогенхайм взмахнул рукой. - Всего лишь фигура речи! Просто я года два с ними уже не имел никаких контактов, и: Эдвард, но это же вроде компания почти безобидных фанатиков, взыскующих власти и силы:

    Я кашлянул.

    -Пап: ты сам-то вслушайся, как звучат твои слова.

    -О-ох.. - Гогенхайм потер в затылке, потом принужденно рассмеялся. - Да, сын: Кажется, я снова очень много пропустил. Ну, рассказывай.



    <<<Назад к Оглавлению


    Yami no Matsuei/Наследники Тьмы
    Умирая, он передает МАТРИЦУ автоботов вместе с лидерством.
    Transformers
    Арт-группа CHIN
    Топ-страницы:
  • Давай всегда быть вместе.
  • Контраст мировоззрений
  • Наследники Тьмы
  • Chobits. Обзор анимэ
  • Transformers the Movie
  • Персонажи Trigun
  • Клип Джаз
  • Сакура - собирательница карт
  • Свадьба Отаку
  • Свадьба Амелии
  • Завоеватель Шамбалы
  • А когда я вернусь
  • Отзывы об аниме
  • Рисунки Намики

  • Бонус ;)
  • Рай, который...

  • Избранное:
  • Литературон
  • Арт-группа CHIN
  • Клубные рисунки
  • Рисунки Намики

  • Самые популярные изображения и рисунки нашего сайта:
    Рисунки Намики Рисунки Намики :: Аска Рисунки Намики :: Эльфийка Рисунки Намики :: 'Крылатое' Рисунки Намики :: Весна! Рисунки Намики Рисунки Намики :: Алукард Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN
     
    Elf.jpg Арт-группа CHIN Yu_and_No.jpg Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN


    Copyright
    Движок сайта © 1999-2017 Илья. Текущая версия: xEngine/v0.9.34beta; xContentParser/v0.9.31beta.
    Все статьи, рисунки и прочее © 2004-2007 Омский аниме-клуб OmKA, если иное не оговорено напрямую на самой странице.
    По любым вопросам обращайтесь по адресу webmaster@animeomsk.ru.

    Счётчики статистики...
    Generated by xEngine/xContentParser with 0.01 seconds