OmKA Logo, Омский Клуб Аниме
[Клуб]
  • Новости
  • О нас
  • Правила
  • События

  • [Проекты]
  • Обзоры
  • Статьи
  • Озвучка от Viper'а
  • Манга по-Русски
  • Видео и клипы
  • Nengan Otaku
  • Точки зрения

  • [Фикции]
  • Фанфики
  • Приколы
  • Мемы клуба
  • Sailor Moon Today

  • [Галереи]
  • Фотоотчёты
  • Арт-группа CHIN
  • Namika
  • Рисунки
  • Обои и прочее

  • [Описания Аниме]
  • Небо и земля
  • Триган (Trigun)
  • Нуар (Noir)
  • Ноэйн (Noein)
  • Парадайз Кисс
  • Лэйн (Lain)

  • [Архив]
  • МангаПроект
  • Kawaii.Ru™
  • Академия Фансаба

  • [Глоссарий]
  • Хеншин (henshin)
  • Жанры аниме

  • [Другое/прочее]
  • Масамуне Сиро
  • Хаяо Миядзаки

  • [Связь]
  • Контакты
  • Гостевая
  • Форум
  • Встречи
  • Адрес
  • Ссылки

  • [Фонд]
  • Списки
  • Обмен
  • Заказы
  • Распродажи
  • Добро пожаловать на сайт Омского Аниме Клуба "ОмКА" (OmKA / AnimeOmsk.Ru).
    Завоеватель Шамбалы - reconstruction
    Фендом: Full Metal Alchemist
    Автор: Мадоши
    Омский Аниме Клуб

    <<<Назад к Оглавлению


    Глава 8. Общество Тулы.

    Я живу как в кошмарном сне. Мир вокруг меня – словно ненастоящий. Он населен мороками, кошмарами и ожившими грезами. В нем попадаются осколки моих мечтаний… но все-таки это не тот мир, где остались все, кого я любил.

    И куда бы я ни пошел, я не могу вернуться обратно…

    До чего же страшно оказалось быть одиноким, даже не ожидал. Я внушил себе, что могу выдержать все что угодно, что могу справиться с чем угодно. Однако всего два года в этом мире почти сломали меня… и сломали бы совсем, наверное, если бы не Хайдерих. А может, без него мне было бы легче?..

    Нет, я бы не смог… один. Если говорить на чистоту, несмотря на то, что я с детства считал себя очень сильным, я никогда не оставался по-настоящему в одиночестве. Альфонс всегда был рядом со мной. Человек, в котором я мог быть уверен, как в себе самом – нет, больше, чем в себе. Человек, который был дороже мне всех на свете. Человек, за которого я отдал бы жизнь – да и отдал, если посмотреть. Мой брат.

    Я считал своим долгом, как старшего, заботится о нем и защищать его… в конце концов, я все, что у него осталось после смерти матери. Но на самом деле еще неизвестно, кто больше заботился и о ком. Альфонс всегда во многих отношениях был старше меня. И вообще он был лучше: добрее, спокойнее. Он никогда не винил меня за то, что случилось по моей вине. Теперь я думаю, что я не ценил Альфонса по-настоящему и слишком мало любил его. Оглядываясь назад, я понимаю, что сделал множество ошибок, которых очень легко было бы избежать…

    Я надеюсь, что мне удастся вернуться. Когда-то я не сомневался в этом. Но прошло уже два года, а все мои усилия обвалились в пустоту. Я ведь не только техникой занимался, я еще ворошил всякие книги по оккультным наукам – как и следовало ожидать, в Румынии оказалось очень много литературы по этому поводу. Но все эти книги оказались бесполезны – старый хлам. И мне все больше кажется, что мое увлечение технологией, вся эта «физика» - попытка сбежать от самого себя. Отвернуться от горькой правды. Да, я помню, что когда попал сюда, передо мной мелькнула здешняя Земля целиком. Меня смешат расхожие представления от том, что из космоса она должна казаться красноватой, – атмосфера, мол, поглощает излучение голубого спектра. Я знаю, что она как раз голубая… и прекрасная. Однако с чего я решил, что Космос может оказаться Вратами в мой мир?.. Если подумать, не было к тому ни малейшего указания. Я просто запретил себе думать о других возможностях, чтобы не распылять энергию.

    Да. Этим я занимаюсь уже семь лет: подавляю сомнения, принуждаю себя к действию. Но прошлый этап моей жизни привел меня к полнейшей катастрофе… и хорошо, если только меня. А если нет?..

    Нет, это тоже та мысль, которую я не должен додумывать до конца. Но все же… не знаю, как, но что если я подставлю Хайдериха?.. Что если случится так, что наши исследования заведут нас в такие дебри, из которых не выберешься?.. Мы уже стоим на пороге создания двигателя на жидком топливе. Особенно теперь, когда Хайдерих нашел финансирование, мы, наверное, довольно быстро закончим его. А дальше что? Было бы наивностью предполагать, что в этом мире, где технология используется для убийства гораздо с большей изощренностью, чем в моем, никто не найдет способа обратить это открытие во зло. Кое-что я могу предсказать уже сейчас. И что тогда будет с нами, горе-изобретателями? За себя-то я не слишком волнуюсь – я не привязан к этому миру, мне ничего не стоит сбежать куда-то и отсидеться в тихом уголке. Но вот Хайдерих почти не способен на нормальную самозащиту.

    Новый проблеск надежды проклюнулся передо мной в тот день, когда мы с Хайдерихом решили сделать выходной и отправились гулять по Бухаресту. Настроение у меня было крайне сумрачное, и даже ясный солнечный день ничто с этим не мог поделать. Просто на меня опять нахлынуло это чувство, обратное дежа вю: мне казалось, что ничего вокруг я никогда не видел, ничего не узнаю, и все мне чужое. И боль в груди не давала покоя. Сильнее это чувство становилось оттого, что Бухарест очень похож был на некоторые наши города… да вот хоть на тот же Лиор. И рядом со мной шел Хайдерих, который был очень – чрезмерно! – похож на Альфонса. Точнее, на Альфонса, каким он мог бы сейчас быть. Только волосы посветлее, и цвет глаз другой. Можно было бы представить, что мы отправились в какое-нибудь путешествие (по делу, или просто так… почему бы нам и не поехать в отпуск, если не надо больше заниматься поисками философского камня) и сейчас бродим, рассматриваем достопримечательности, обходим магазинчики сувениров, и спорим, что привезти Винри… Но Хайдерих все-таки не был Альфонсом, а Винри была далеко, неизвестно где. И… кто знает?.. Здесь идет 23 год, а в нашем мире год может быть какой угодно: когда мы с отцом пытались сравнить течение времен в наших мирах, у нас выходила полная абракадабра, и он сказал, что над этим еще надо работать. В любом случае, она может быть уже старше, гораздо старше, чем я ее помню. У нее может быть уже своя семья. И вообще, вполне вероятно, что мой мир полностью изменился.

    Так вот, мы гуляли, и Хайдерих снова застрял у букинистической лавки. Меня все эти книги не интересовали – ни одной научной среди них не было – так что я прошел несколько дальше по улице. И остановился, как громом пораженный. Мое внимание привлек человек, одетый в черный балахон. Человек стоял посреди улицы и демонстративно рассматривал балкон у себя над головой – красивый балкон, не спорю, архитектурный памятник чего-то там. Сама по себе его одежда была не слишком необычной для Бухареста: монахи, здесь, конечно, по улицам не так часто ходят, но вообще монастыри есть. Однако у этого на спине была вышита алхимическая печать! Притом не просто печать, а именно такая, какую используют для оживления мертвых! Уж мне ли не знать ее!

    Торопливо я направился к нему, даже не окликнув Хайдериха. Человек обернулся – у него было бледное худое лицо – увидел меня, и, видно, испугался или насторожился… уж не знаю что. Но, во всяком случае, он вздрогнул и торопливо скользнул в боковой проулок… ох уж эти старинные узенькие улочки, созданные из расчета не на удобство горожан, а на вражескую армию!

    Я так же торопливо свернул за ним… и угодил в ловушку, как баран. Мне на голову моментально накинули черный, пахнущий пылью мешок, и несколько человек заломили мне руки за спину. Я начал вырываться, и довольно-таки успешно: во всяком случае, гарантирую, что многим от моих пинков не поздоровилось. Кричать и звать на помощь я не мог, потому что кто-то мне через мешок еще и рот зажимал. Кто знает, может, я и вырвался бы, но тут мне здорово заехали по голове. Сознания я не потерял, но руки ноги сразу же обмякли и отказались повиноваться, так что меня довольно легко скрутили и бросили на пол в какую-то машину. Хорошо хоть, сверху не сели. Но ноги поставили, чтобы не дергался.

    Куда мы ехали, я видеть, естественно, не мог, что крайне действовало мне на нервы… да еще и тряска. Вдобавок, покоя не давала мысль, как поведет себя Хайдерих. Он, разумеется, начнет меня разыскивать… и как бы не вляпался в историю! А он даже драться не умеет. Умеет стрелять, что да, то да – у меня так не получается. Однако не доверяю я этим пистолетам.

    Но на самой глубине души билась дикая радость: наконец-то! Наконец-то что-то произошло! Они попытались меня похитить, использовав как приманку нечто, что могло быть известно мне… это означает, что они что-то знают о моем мире! И может быть, известно даже, как туда попасть!

    На этом пункте я решительно осадил полет своих мыслей. О мире-то им известно, что да, то да… во всяком случае, об алхимии – о правильной алхимии, а не о том, что здесь выдают за эту науку. Однако не рассказал ли им просто-напросто отец?.. По доброй воле или нет – вопрос десятый. И вообще, от людей, которые надевают на голову мешок, связывают и везут в машине, ничего хорошего ждать не приходится. И всяко не приходится ждать, что они отведут меня за ручку к вратам и скажут: «Иди, мальчик!»

    Когда меня достали из машины, стащили с головы мешок и позволили проморгаться, я был уже на всякий случай готов к смертельному бою. Однако убивать меня прямо сейчас явно никто не собирался, а соотношение сил было не в мою пользу: меня держало на прицеле штук восемь автоматчиков. Однако!

    -Даже не пытайся использовать магию! – сурово сказал пожилой морщинистый тип неприятной наружности, который стоял прямо передо мной. – Тебя сразу же изрешетят.

    -Спасибо за предупреждение, - пробормотал я, озираясь. – Только, чтоб ты знал, алхимия – это НАУКА! – разумеется, я не стал прибавлять, что, будь я в состоянии ее использовать, меня бы тут вообще сейчас не было.

    Мы стояли на утоптанной площадке посреди палаточного городка. Палатки образца, похожего на армейский, громоздились кругом в огромных количествах, и все место между ними занимали вооруженные и кра-айне сердито настроенные люди в немецкой военной форме. Мило! Насколько я понимаю, мы ведь все еще в Румынии?.. За то время, которое меня везли, мы не могли даже от Бухареста намного отдалиться, не говоря уже о том, чтобы пересечь государственную границу. Стало быть, эти военные организовали лагерь поблизости от столицы?.. Не говоря уже о том, что Германии вообще, по-моему, только недавно разрешили иметь вооруженные силы. Да. Если выберусь из этой заварушки – надо завтра же убираться из этой страны как можно дальше.

    -Ты – Эдвард Элрик? – спросил меня морщинистый мужик.

    -Нет, я просто мимо проходил, - черт, сразу начал вести себя чересчур уверенно… надо было косить под «ой, дяденьки, ничего не знаю, домой хочу».

    -Очень приятно, «мимо проходил», - мужик смерил меня взглядом. – Отлично. Это он. Фамильное сходство на лицо. Отличная жертва Змею.

    «Жертва»?.. Ребята, я что, похож на жертвенного ягненка?! Что у меня за судьба такая, что все время кто-то хочет в жертву принести!

    Однако фразу о «фамильном сходстве» необходимо тоже взять на заметку. Фамильное сходство – с кем?.. Единственный мой родственник, находящийся в этом мире, и единственный, кто мог бы рассказать им про алхимию – это мой отец. Отсюда напрашивается весьма неприятный вывод. Интересно, сам Гогенхайм еще жив?

    -Может, расскажешь, в чем дело? – нарочито лениво спросил я, растирая руки якобы от веревок. – Раз уж я все равно «жертва».

    Морщинистый хмыкнул.

    -А мне нравится твой настрой. Но разговаривать с тобой у меня нет ни малейшего желания. Радуйся, что ты будешь принесен в жертву могущественному Дракону, что держит в зубах ключ от дверей мироздания.

    -Чем же он меня сожрет, если держит в зубах ключ? – фыркнул я, но внутренне у меня так все и замерло. «Двери мироздания»! Черт побери! Если этот хмырь так называет Врата…

    -Да, действительно, мне нравится твой настрой. Даже жалко, что мне не удастся с тобой поработать, - губы морщинистого типа растянулись в поистине волчьей ухмылке. – Ладно, уведите его.

    Меня схватили под руки… точнее, попытались схватить. На самом деле они поймали только воздух, потому что я рванул к морщинистому хмырю и ухватил его в удушающий захват.

    -Кто двинется – шею сверну! – заорал я страшным голосом.

    Все замерли, как и следовало ожидать. Мой расчет оказался верным: это не настоящая армия. В настоящей армии фокусы с заложниками так легко не сходят.

    -Учтите, если вы попробуете меня застрелить, я все равно сначала его прикончу, а потом сдохну! – пригрозил я, как можно более зловеще. – Так что расступитесь и дайте дорогу к машине!

    Они действительно расступились… вот бараны! Неужели никто не сообразит, что, если выстрелить в меня сзади, то я совершенно ничего не смогу сделать, потому что прикрываюсь этим скрежещущим зубами придурком спереди?.. С другой стороны, возможно, они боятся, что я услышу свист пули и все-таки успею… ну и пусть боятся, молодцы, хорошие мальчики!

    Шаг, другой… еще три шага…. В знойном мареве раннего сентябрьского вечера машина все приближалась. Ну же, давай… еще несколько шагов… под ненавидящими взглядами, под дулами автоматов… тебе не привыкать, верно?.. Ты справишься, ты осилишь это, особенно сейчас, когда появилась, наконец, реальная возможность вернуться домой.

    -Ловите, придурки! – я с силой толкнул морщинистого в толпу военных, а сам вспрыгнул на машину. Разумеется, просто завести и уехать мне не дали: на машину тут же полезло еще несколько ребят в мундирах, пришлось успокоить их дозированными ударами правой рукой. Черт, как же эта штука заводится?! Ведь помнил же, помнил!

    «Штука» завелась быстро, это мне сгоряча показалось, что нескоро.

    Отъезжая, я услышал сквозь рев мотора голос морщинистого: «Не стрелять! Именем Острова Тула заклинаю не стрелять! Если вы убьете его, мы не достигнем Шамбалы!»

    Так… что ни день, то узнаю новые слова! Интересный мир! Выходит, раньше, когда он грозил мне автоматчиками, это было просто блефом?..

    -Н-ну пошла, залетная! – процедил я сквозь зубы, пуская машинку прямо на палатки. Меньше всего меня волновало, что в этих палатках мог кто-то быть. Ну… озверел я, озверел. Не люблю, когда меня хватают посреди улицы, вяжут, привозят не знаю куда и вдобавок собираются принести в жертву какому-то «Зеленому дракону».

    Мне повезло дважды: во-первых, горючего в баке оказалось прилично, во-вторых, я сразу нашел выход из лагеря… мне не улыбалось таранить ограждение, которым он был окружен. А масштабное сооружение, если посмотреть! Палаток видимо-невидимо, походные кухни, в отдалении, на плацу, отдыхает техника… ого! Даже три бронетранспортера! По моим прикидкам, на такой площади можно было разместить пару батальонов… черт подери, и это в двух шагах от столицы! Куда смотрит румынское правительство?!

    Меня преследовали на трех машинах. Хорошо хоть броневик додумались не выводить! Дорога была узенькая, кривая и разбитая, я ее совершенно не знал, так что у этих ребят были все преимущества. Но зря я, что ли, семь лет провел в походах? Мне приходилось ездить практически на всем, даже на той жуткой развалюхе, которую собрала как-то Винри – причем по пустыне. После этого мне ничего уже не страшно. Одна беда – ноги не очень-то доставали до педалей. Поистине, мир принадлежит великанам.[1]

    От преследователей удалось оторваться довольно быстро, хотя и ненадолго – минут через десять они бы меня догнали. Зато я начал узнавать местность: как-то, несколько месяцев назад, когда мы еще работали втроем с Обертом, мы уже почти наскребли денег собрать экспериментальную модель, достаточно небольшую, с полметра высотой, и решили во избежание запустить ее подальше от города. Ездили искали место. С моделью тогда не получилось, но мы устроили пару веселых пикников (инициатором был, разумеется, Оберт).

    Это было третье везение.

    Короче говоря, я свернул с дороги, спрятал машину в лесочке, а сам пошел напрямик, через холмы, в сторону города – так быстро, как только мог. Бегать я с этим протезом, разумеется, почти не в состоянии – разве что на очень короткие дистанции. Я сделал небольшой крюк, заплутал, и выбрел к окраинам Бухареста только поздним вечером. Домой я решил не возвращаться: если им надо поймать меня, то лучшего места, чем оставить засаду около двери, просто не найдешь. Однако у меня с собой не было ни денег, ни вещей… практически ничего не было, так что просто взять билет на поезд и уехать я не мог. Можно было, конечно, попытаться зайцем… но черт возьми, не под вагоном же!

    И тут мне повезло в четвертый раз.

    Я встретил Хайдериха.

    Он понуро брел по вечерней улице, не оглядываясь по сторонам, и явно о чем-то напряженно думал. Вид у него был потрепанный: как будто он целый день провел на ногах, и притом черт знает где. Вероятно, я выглядел гораздо хуже, но у меня были на то причины.

    Я быстро догнал его и положил руку ему на плечо.

    -Привет, Хайдерих.

    -Эдвард! – он так и подскочил. – Ты… ты где пропадал, олух ты этакий! Я решил, что ты утопился!

    -Что?!

    -А что я мог подумать?! Я отвлекся на минуточку, а ты исчез… я решил, что ты дальше по улице прошел, спускаюсь, а там река! И нет никого! Я давай у мальчишек спрашивать, а тебя никто не видел! Прихожу домой – там тебя нет! Я посидел, ногти погрыз, и давай твои любимые места обходить – там тебя тоже нет! Черт, Эдвард, я же беспокоюсь! Ты в таком настроении был… «Ах, моя жизнь бессмысленна» и все такое прочее!

    Кажется, Хайдерих действительно разозлился – он даже меня за ворот схватил. Правильно, ему-то хорошо меня хватать, когда он на две головы выше!

    -Слушай, успокойся, а?! Меня похищали!

    -Что?! – Хайдерих отпустил мой ворот и явно выглядел ошарашенным. – Кто?!

    -Не знаю, кто, знаю только, что немцы! Домой мне возвращаться нельзя: если они меня выследили, то будут там ждать. Поэтому не мог бы ты вернуться, собрать мои вещи и принести мне?.. Я буду ждать на вокзале.

    -Куда ты едешь?

    -Думаю, что в Берлин.

    -Если это немцы, то тебе надо подальше от Германии.

    -Я не собираюсь убегать, Хайдерих! Только не теперь, когда я, кажется, вижу шанс!

    -Шанс вернуться домой?..

    -Да!

    -А если бы ты меня сейчас не встретил?..

    -Вероятно, поехал бы налегке, - я пожал плечами.

    -Н-ну ты даешь! – Хайдерих хлопнул себя по лбу, невесело улыбнувшись. – А я тут, значит, должен был бы переживать за то, что с тобой случилось и винить себя в твоей смерти, да?..

    «Винить себя в твоей смерти»… Эти слова отдались у меня в голове эхом, притом не самым приятным.

    -У тебя для этого нет оснований… - пробормотал я.

    -В общем, так, - подвел итог Хайдерих, проигнорировав мою последнюю фразу. – Я еду с тобой. И не смотри на меня так! Эдвард, знаешь, я понятия не имею, как ты ко мне относишься, но лично я считаю тебя своим другом! А друзей просто так в беде не бросают. Кроме того, мне и самому надо в Берлин.

    -Так бы сразу и говорил, - фыркнул я.

    Мною владели смешанные чувства. С одной стороны, мне меньше всего хотелось, чтобы Хайдерих влипал во все это дело. С другой – все-таки одному гораздо сложнее, чем вдвоем. С третьей… мне это живо напомнило то, что сказал мне мой Альфонс семь лет назад. Правда, и обстоятельства были другие, и выражения… но смысл…

    Ну почему, почему они так похожи?! Мне так трудно заставить себя не воспринимать Хайдериха как моего младшего брата, заставить себя помнить, что они разные люди. Это причиняет боль. Но все-таки они разные. Совсем разные. И если я не буду помнить об этом, то наделаю ошибок похлеще, чем с нашей неполучившейся дракой пару месяцев назад.

    -Ладно. Значит, жди меня на вокзале, - подвел итог Хайдерих. – Конкретно где?..

    Я назвал ему место, и мы расстались. Я отправился на вокзал окольными путями, раздумывая по дороге. Остров Тула… Зеленый дракон, который держит в зубах ключ от дверей мира…Уж не Змея Уробороса они имеют в виду?... Тогда… тогда это точно врата, не зря гомункулусы избрали эту тварюгу своим символом! Возможно, Врата присутствуют в этом мире постоянно, в отличие от нашего, куда их только можно призвать… а здесь их призвать нельзя, поэтому оттуда сюда попасть можно, а отсюда к нам домой – обычным способом не получится. Но может, через эту самую Шамбалу… интересно, что это такое – артефакт, человек, место?..

    Но… что потребует от меня возвращение, согласно принципу равноценного обмена?..

    На этой мысли я замер, как громом пораженный. Подобные цены могут быть очень страшны. Я уплатил четырежды… три раза – собственным телом, раз – чужой жизнью. Платить в пятый раз мне совершенно не хочется.

    [1] Но чибики в нем рулят! (Примеч. Зел-сан)

    <<<Назад к Оглавлению


    Yami no Matsuei/Наследники Тьмы
    Наконец-то прозвучало знаменательное: патроны очень дорогие - один стоит, как четыре пирожных.
    Trigun
    Jacky
    Топ-страницы:
  • Давай всегда быть вместе.
  • Контраст мировоззрений
  • Наследники Тьмы
  • Chobits. Обзор анимэ
  • Transformers the Movie
  • Персонажи Trigun
  • Клип Джаз
  • Сакура - собирательница карт
  • Свадьба Отаку
  • Свадьба Амелии
  • Завоеватель Шамбалы
  • А когда я вернусь
  • Отзывы об аниме
  • Рисунки Намики

  • Бонус ;)
  • Рай, который...

  • Избранное:
  • Литературон
  • Арт-группа CHIN
  • Клубные рисунки
  • Рисунки Намики

  • Самые популярные изображения и рисунки нашего сайта:
    Рисунки Намики Рисунки Намики :: Аска Рисунки Намики :: Эльфийка Рисунки Намики :: 'Крылатое' Рисунки Намики :: Весна! Рисунки Намики Рисунки Намики :: Алукард Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN
     
    Elf.jpg Арт-группа CHIN Yu_and_No.jpg Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN


    Copyright
    Движок сайта © 1999-2017 Илья. Текущая версия: xEngine/v0.9.34beta; xContentParser/v0.9.31beta.
    Все статьи, рисунки и прочее © 2004-2007 Омский аниме-клуб OmKA, если иное не оговорено напрямую на самой странице.
    По любым вопросам обращайтесь по адресу webmaster@animeomsk.ru.

    Счётчики статистики...
    Generated by xEngine/xContentParser with 0 seconds