OmKA Logo, Омский Клуб Аниме
[Клуб]
  • Новости
  • О нас
  • Правила
  • События

  • [Проекты]
  • Обзоры
  • Статьи
  • Озвучка от Viper'а
  • Манга по-Русски
  • Видео и клипы
  • Nengan Otaku
  • Точки зрения

  • [Фикции]
  • Фанфики
  • Приколы
  • Мемы клуба
  • Sailor Moon Today

  • [Галереи]
  • Фотоотчёты
  • Арт-группа CHIN
  • Namika
  • Рисунки
  • Обои и прочее

  • [Описания Аниме]
  • Небо и земля
  • Триган (Trigun)
  • Нуар (Noir)
  • Ноэйн (Noein)
  • Парадайз Кисс
  • Лэйн (Lain)

  • [Архив]
  • МангаПроект
  • Kawaii.Ru™
  • Академия Фансаба

  • [Глоссарий]
  • Хеншин (henshin)
  • Жанры аниме

  • [Другое/прочее]
  • Масамуне Сиро
  • Хаяо Миядзаки

  • [Связь]
  • Контакты
  • Гостевая
  • Форум
  • Встречи
  • Адрес
  • Ссылки

  • [Фонд]
  • Списки
  • Обмен
  • Заказы
  • Распродажи
  • Добро пожаловать на сайт Омского Аниме Клуба "ОмКА" (OmKA / AnimeOmsk.Ru).
    Завоеватель Шамбалы - reconstruction
    Фендом: Full Metal Alchemist
    Автор: Мадоши
    Омский Аниме Клуб

    <<<Назад к Оглавлению


    Глава 7. Марсианский шпион.

    В общем, я сразу понял, что Эдвард Элрик – очень странный тип. Странный не в хорошем и не в плохом смысле слова, а просто странный. Например, он с самого начала отказался звать меня по имени. Оберта звал, а меня нет. Ну и я называл его тоже по фамилии, однако все время сбивался на имя. В конце концов Эдвард мне заявил:

    -Да можешь звать как хочешь, хоть Эдвард, хоть Эд, мне все равно.

    -Отлично, тогда и ты зови меня Альфонс или Ал, - в свою очередь улыбнулся я.

    -Ни в коем случае, - серьезно ответил Эдвард. – Тебе это имя не подходит.

    Вот и думайте, как это понимать?.. Какое ему дело до моего имени?..

    Странностью номер два, конечно, были протезы. Я понятия не имел, что у Эдварда правая рука искусственная, думал, она у него так неудачно срослась после перелома, что он ей почти пользоваться не может (в соседнем доме в Берлине у нас жил такой герр Моде, у которого после контузии нога еле ходила). Удивительно, как Эдвард умудрялся это скрывать, пока мы жили вчетвером в одной комнате – такой полуказарменный быт почти не предполагает никакой скрытности – но вот как-то умудрялся, что я этого совершенно не замечал, хотя другие заметили. Это выяснилось как-то в ходе нашей совместной прогулки на какой-то национальный праздник – честно говоря, я так и не понял, годовщина чего это была: не то откуда-то румыны кого-то изгнали, не то наоборот, призвали, - когда мы после второй кружки пива на брата заспорили о том, могут ли ученые-одиночки прыгнуть выше общего уровня науки. Точнее, мы все были согласны на то, что могут, но вот до какой степени?.. Тогда этот студент (Карл его звали) сказал:

    -Нет, ну вот хотел бы я познакомиться с тем мастером, который делал Эдварду протез! По меньшей мере гений, а вообще и нобелевки было бы мало! Эд, почему он не хочет в производство это запустить?! Скольким людям это принесло бы пользу!

    -Протез?! Какой протез?! – удивился я.

    Оберт и Карл посмотрели на меня как на психа.

    -У меня нет правой руки, и замнем для ясности. – сухо произнес Эдвард. – Протез мне делал отец, по экспериментальной технологии, которая пока на широкую рекламу не рассчитана. Возможно, лет через пять…

    А вот о том, что у Эдварда нет и левой ноги, никто из нас вообще не подозревал. Я это обнаружил уже тогда, когда мы с Эдвардом стали снимать комнату в доме рядом с Обертом и Карлом (мы тогда еще работали вместе). И обнаружил-то совершенно случайно.

    Как-то так вышло, что мы крупно повздорили. На Эдварда напала депрессия – такое с ним иногда бывало – он заявил, что вся наша работа до сегодняшнего дня никуда не годится, и надо все переделывать заново. Позже я научился справляться с такими перепадами его настроения, а тогда вспылил, наговорил ему резкостей (видно, тоже был на взводе из-за продолжительного периода неудач), он мне очень резко ответил, я не выдержал и заехал ему в челюсть. То есть, попытался заехать. Вроде еще терцию назад голова Эдварда была именно в том месте, куда я целил, но, когда мой кулак уже туда прилетел, там ничего не было…. А в следующий момент что-то с неимоверной силой врезалось мне в солнечное сплетение, да так, что меня отбросило к стене. Я стукнулся спиной и головой (очень больной было, у меня аж слезы на глаза выступили!) и сполз на пол. А потом, кажется, отключился, потому что пришел в себя уже лежа на койке с холодным компрессом на лбу. Надо мною с совершенно потерянным видом сидел Эдвард.

    -Слава богу, ты очнулся! – облегчением, отразившемся на его лице, можно было десять дирижаблей в воздух поднять. – Я-то уж думал, врача придется вызывать! Хайдерих… черт, ну прости меня! Я… ну, в общем, рефлекс включился! Слушай, я был уверен, что ты ответишь! Ну… ну какого хрена ты не увернулся!

    -А я должен был?.. – я сел и потер затылок. Кажется, наклевывалась шишка. – Ты что, какие-то бои восточные изучал?.. Вроде ниндзя?

    -Не совсем, просто тренировался. Хайдерих, ты что, серьезно совсем не умеешь драться?!

    -Откуда? – резонно спросил я. – Я, знаешь ли, в детстве не дрался с мальчишками на улицах, а книжки читал. Потому и здесь. Вот стреляю я неплохо… Ох, черт, как голова болит!

    -Ты ляг, полежи… Хайдерих… ну слушай, ну ударь меня, что ли… я не хотел…

    -Да ладно, это я сам виноват: не стоило тебя бить. И вообще, я был не прав. Нам действительно нужно начать сначала.

    -Да нет, это я не прав… может быть, если бы нам удалось изыскать еще путь снизить трение…

    Он задумался и задумался очень глубоко - буквально выпал.

    -Эд! – окликнул я его минуты через две.

    -А?! – он схватился как спросонья.

    -Для общего образования: чем ты мне так врезал, что до сих пор живот болит?..

    -А… левой ногой. Она у меня искусственная тоже, как рука, - он сказал это очень просто, как будто мысли его в тот момент были заняты чем-то другим – да так оно и было. - Понимаешь, раньше, когда я всегда спарринговался, мне приходилось в схватке с моим партнером всегда упирать именно на протезы. Поэтому выработался рефлекс…

    -Что? Ты уже второй раз это слово употребляешь.

    -Привычка.

    «Ничего себе привычка!» - подумал я. Потом посмотрел на расстроенного Эдварда и решил, что надо ковать железо, пока горячо.

    -Между прочим, раз уж ты меня так качественно отключил, на тебе уборка и готовка за неделю вперед.

    -Что?! – Эдвард моментально выскочил из депрессивного состояния. – Это шантаж!

    -А ты как думал!

    -Между прочим, это ты начал!

    От недели дежурства Эдвард в итоге отмазался, но три дня я из него выжал. А вообще, вся эта история добавила еще пару «монеток» в копилочку странностей.

    Вскоре эти странности сложились у меня в теорию, которую иначе как сумасшедшей назвать сложно.

    Эдвард отличался фантастической какой-то работоспособностью: ложился спать всегда далеко за полночь, вставал с рассветом. Возможно, он отсыпался днем, пока меня не было дома – понятия не имею. Но работал всегда по ночам, это точно: он брал заказы у студентов Бухарестского университета на чертежи, причем очень много заказов. Первый раз, когда Эдвард притащил с собой целую груду набросков (это было в самом-самом начале нашего знакомства), Оберт присвистнул и спросил, не свихнулся ли он. А Карл даже порывался измерить Эдварду температуру: казалось невероятным, чтобы человек в здравом уме мог нахватать столько работ всего-то на три дня!

    Однако вскоре наш скептицизм был развеян: на один чертеж Эдвард тратил в среднем часа два. Это объяснялось очень просто: он не пользовался чертежными инструментами. Разве что иногда транспортиром. Расстояние отмерял «на глазок» потрясающе точно, а какие ровные линии проводил – левой рукой! И даже круги – без циркуля.

    Первый раз, понаблюдав за его работой через плечо, Оберт взял циркуль и тщательно проверил все Эдвардовские окружности. Ни одна не отклонилась на сколько-нибудь заметную величину от идеала! То есть одна отклонилась, но это просто ножка циркуля соскользнула.

    -Ого! – Оберт похлопал Эдварда по плечу и внимательно на него посмотрел. – Признавайся, парень, ты, часом, не марсианский шпион?

    -Нет.

    -А похож, похож!

    -Просто очень много практики было с детства! – слегка натянуто рассмеялся Эдвард. – Мой отец работал инженером, мы с братом помогали ему с чертежами, вот и выучились.

    Оберт удовлетворился этим явно притянутым за уши объяснением – а что другое ему оставалось? - а лично мне в голову запала его шуточка. Дурацкая, конечно, но… черт побери, этот парень так похож на моего друга детства! Такого сходства просто не бывает! А что если они – марсиане, то есть, - захватили настоящего Эдварда для каких-то экспериментов, а потом выпотрошили его и надели его тело на одного из своих?.. И поэтому он так здорово разбирается в ракетах – потому что он ничего не изобретает на самом деле, а только подкидывает нам иногда данные! Либо чтобы мы что-то изобрели – бог знает, на кой марсианам это надо – либо чтобы, наоборот, не изобрели, тормозит нас.

    В общем, мысль эта действительно была идиотской, и я ее отмел. Однако иногда она ко мне возвращалась… а однажды вернулась в новом качестве.

    В тот день со мной на контакт вышел Рудольф Гесс.

    Я возвращался «домой» глубоко задумчивый; даже забыл купить продуктов на ужин, хотя была моя очередь. Все никак мне не давало покоя предложение вернуться в Германию. С одной стороны, мне этого очень хотелось, с другой стороны, после первой эйфории весьма подозрительным выглядело: откуда дома узнали, чем юный самоучка в компании иностранцев занимается здесь, в Бухаресте?.. Уж не было ли здесь какого-нибудь подвоха…

    Кроме того, работали над двигателем мы вдвоем, а приглашали только меня одного… выглядело это как-то не очень красиво: как будто я бросаю Эдварда. Хотя, честно говоря, в научном плане скорее он был мне нужен, а не я ему. И вот, кстати! Еще не факт, что без Эдварда я смогу получить хорошие результаты. В общем, такой вот задумчивый я поднялся наверх (наша комната была на четвертом этаже) и обнаружил странную картину. Наши расчеты – днем Эдвард обычно занимался расчетами – аккуратными стопками лежали на столе. В комнате царил необычайный порядок: никаких тебе разбросанных кусков бумаги, никаких тебе «железяк» (Эдварду часто приходили по ходу идеи каких-то штуковин, очень смахивающих на оружие… в общем, оружием это и было… хоть вот мини-пистолет взять… которые он старался тут же воплотить, и я тоже не отставал: за три года моего «свободного плавания» я понял, какой приоритет дает оружие человеку), даже пол помыт, хотя, вообще-то, по плану его полагалось мыть мне и только через два дня. Сам Эдвард лежал на кровати и смотрел в потолок.

    -В чем дело?.. – удивленно спросил я, заходя. – Ты что, заболел?..

    За полтора года нашего знакомства я ни разу не видел, чтобы Эдвард болел.

    -Нет, - голос у него был какой-то слабый, тон – безразличный. Весьма непохоже на Эдварда в нормальном состоянии. И на обычный его спад, когда он злился на всех и вся, а потом впадал в задумчивость, тоже непохоже

    Я подошел и сел на стул рядом с кроватью. Эдвард выглядел очень непривычно… бледным каким-то, что ли?.. Или осунувшимся?..

    -Что это с тобой?.. – спросил я его, - Ты… - я вспомнил, что он говорил, что он потерял контакт с отцом. – Ты получил какие-то известия от отца?! Он… он умер?

    -Нет, - Эдвард слегка улыбнулся. – То есть, может, и умер, но я об этом ничего не знаю. Просто я думаю… зачем это все?..

    -Ты о чем?

    -Понимаешь, Ал… в общем, я самого детства только и делал, что работал над всякими никому ненужными хреновинами. Мы с братом усиленно занимались… мм… наукой и, в общем, нам это нравилось… а потом умерла наша мама, и все потеряло смысл… мы стали заниматься наукой еще усерднее, и в результате… - Эдвард чуть скривил губы. – В общем, мне восемнадцать лет, а я понимаю, что я пустил свою жизнь под откос. Ты представляешь, Хайдерих… я первый раз попал на народные гулянья в этом году, в Бухаресте!

    -А что, на востоке, где ты жил, не было народных праздников?

    -В общем, были. Я даже на некоторых присутствовал. Только по работе. Приходилось сразу же уезжать, и расслабиться мы толком не могли.

    -«Мы»?.. Это в смысле ты с отцом?..

    -Ну… да. Еще и братом.

    -А почему ты сейчас не с ними?

    -Произошел… несчастный случай. Нам с отцом пришлось уехать. Я даже не знаю, жив или мертв мой брат. Если он жив, то, наверное, думает, что я умер. Но… он может быть мертв уже два года. А я даже об этом не знаю…

    Эдвард вытянул вверх свою левую руку и задумчиво посмотрел на нее.

    -В общем, к чему меня привела вся эта… физика? – последнее слово прозвучало так, как будто вместо него хотели сказать что-то другое, возможно, даже не совсем цензурное. – Нормальной жизни у меня никогда не было. И в результате я даже не могу вернуться домой.

    -Да не переживай ты так! – я постарался, чтобы мои слова звучали как можно более оптимистично. – Я уверен, у тебя все получится! Погоди… а твои исследования – они как-то связаны с тем, что ты не можешь вернуться?..

    Я спросил это не просто так: меня в тот момент прямо-таки холодный пот прошиб. А что если Эдвард действительно… того?.. Марсианин?.. Когда он говорил о своем прошлом, в его словах звучала искренняя и неподдельная боль, но кто знает… может быть, эта боль и сопряжена с тем, что родимый Марс оказался вне досягаемости?! Может, эта катастрофа… может, они с отцом прилетели с Марса и разбились?! И поэтому Эдвард не знает, жив или мертв его брат… и поэтому он пытается построить ракету, чтобы улететь домой! Но… черт возьми, неужели он действительно убил Эдварда и позаимствовал его облик?! Как… какой-нибудь из этих, из романов Уэллса… правда, там таких не было, но мне сразу же вспомнились детские сказки про злых колдунов, убивающих человека и выбирающих его внешность.

    «Альфонс, тебе бы романы писать! – попытался я успокоить сам себя. – Фантастические!»

    Но успокаивалось плохо. И уж тем более совсем не успокоилось, когда Эдвард, слегка приподнявшись на локте, внимательно посмотрел на меня и кивнул.

    -Ты хочешь построить ракету… чтобы улететь домой?! – спросил я его.

    Эдвард снова медленно кивнул.

    Спасибо моим родителям за крепкие гены – в обморок я не упал. И даже со стула не свалился. Я взял себя в руки и сдержанно спросил:

    -А твой дом очень далеко?

    -В определенном смысле очень близко, - покачал головой Эдвард. – Но сейчас недоступен.

    Мысли лихорадочно вращались у меня в голове. Орбита Марса сейчас пролагает через солнце… туда нельзя долететь… о, черт! Спросить его, что он знает об Эдварде Мэтьюзе! Немедленно спросить! Нет… а что если он ответит, что знает?! Что мне тогда делать?! И что он со мной сделает?!

    -А… как давно ты уже живешь здесь?.. – осторожно спросил я.

    -Уже два года, - Эдвард пожал плечами, садясь на кровати. – А отец приехал раньше… еще в пятнадцатом году. Он говорил, что я тут освоюсь рано или поздно… я ему не верил. Все казалось как в кошмарном сне. Оно и сейчас похоже на сон. Только знаешь, Хайдерих… я не уверен, что смогу проснуться.

    Признаться честно, я его почти не слушал. У меня в голове с облегчением колотилась только одна мысль: слава богу! Эдвард Элрик действительно здесь только с 21 – он не стал бы мне врать, почему-то я был уверен. Эдвард Мэтьюз пропал в 16-м, по словам мисс Честертон. Значит, эти события никак не связаны. Да и… он сказал, что отец приехал на шесть лет раньше?! Значит, о крушении космического корабля говорить не приходится. Никакой Эдвард не марсианин. Да действительно, полным идиотом надо быть, чтобы хоть на мгновение поверить в эту дурацкую версию!

    -Скажи, а как связаны ракетные исследования и возвращение к тебе домой?.. – спросил я тогда.

    Эдвард тяжело вздохнул.

    -Вот и мне все кажется, - он снова лег и заложил руки за голову, - что никак не связаны.

    Так или иначе, я вдруг почувствовал, что Эдвард на грани. Что он в отчаянии. Что он нуждается в ком-то, кто помог бы ему. Природу этого отчаяния и этой грани я еще не мог распознать, но, раз уж так сложилось, что именно я оказался рядом…

    -Наверное, тебе надо просто отдохнуть денек, - предложил я как можно радужнее. – Может, пойдем завтра поболтаемся по улицам?.. Мне, признаться, тоже жутко надоели все эти чертежи да уравнения. Надо же хоть иногда расслабляться.

    -Да… почему бы и нет, - Эдвард слабо улыбнулся. – Хорошая идея, Хайдерих.

    -Знаешь что, - сказал я, немного подумав, - вот ты говоришь, что не получал вестей от отца давно, и не знаешь, жив ли твой брат. Это конечно, ужасно, но вот что я тебе скажу: мой отец меня презирает. И я абсолютно уверен, что мой старший брат жив. Он тоже пропал куда-то, но он совершенно точно не умер. Потому что такие, как он, так просто не умирают. Их надо убивать долго и упорно. Честное слово, я так ненавижу его, что, наверное, прикончил бы своими руками.

    Эдвард удивленно посмотрел на меня.

    -Я почему-то думал, что ты сирота...

    -Да нет, мои родители живы. То есть были живы три года назад. Но это почти ничего не меняет. Просто… я говорю тебе это, чтобы ты не так концентрировался на своих проблемах. По крайней мере, у тебя-то хорошая семья.

    Эдвард молчал – видимо, не знал, что ответить.

    Я встал и подошел к окну – у нас было окно на улицу, хорошо еще, что довольно тихую. Как раз сейчас там никого не было, даже взгляду не за что зацепиться – не за стену же соседнего дома. Усилием воли я подавил в себе поднявшуюся из глубины души тоску. Ну вот еще, не хватало только и тебе расклеиться. Разумеется, у каждого из нас полно неприятностей в жизни, это еще не повод впадать в мировую скорбь. Ни Эдварду, ни мне.

    -А что такого сделал твой старший брат, что ты его так ненавидишь?.. – вдруг спросил Эдвард у меня из-за спины.

    -Довел отца до удара, а свалил на меня, - коротко ответил я, не оборачиваясь. – И сбежал повторно.

    -Хайдерих… Извини, что спросил.

    -Ничего.

    Тут я вспомнил, что в самом начале нашего разговора Эдвард назвал меня Алом… с чего бы это вдруг?

    И вообще, если он не с Марса, то откуда?..

    Из будущего?..

    Нет, Альфонс, кончай читать Уэллса!



    <<<Назад к Оглавлению


    Trigun: контраст мировоззрений
    Тут может быть все, что угодно - от излишней задиристости до легкой шизофрении, от нарочитой кавайности до психосоматичес- кой немоты.
    Fruits Basket
    Namika
    Топ-страницы:
  • Давай всегда быть вместе.
  • Контраст мировоззрений
  • Наследники Тьмы
  • Chobits. Обзор анимэ
  • Transformers the Movie
  • Персонажи Trigun
  • Клип Джаз
  • Сакура - собирательница карт
  • Свадьба Отаку
  • Свадьба Амелии
  • Завоеватель Шамбалы
  • А когда я вернусь
  • Отзывы об аниме
  • Рисунки Намики

  • Бонус ;)
  • Рай, который...

  • Избранное:
  • Литературон
  • Арт-группа CHIN
  • Клубные рисунки
  • Рисунки Намики

  • Самые популярные изображения и рисунки нашего сайта:
    Рисунки Намики Рисунки Намики :: Аска Рисунки Намики :: Эльфийка Рисунки Намики :: 'Крылатое' Рисунки Намики :: Весна! Рисунки Намики Рисунки Намики :: Алукард Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN
     
    Elf.jpg Арт-группа CHIN Yu_and_No.jpg Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN Арт-группа CHIN


    Copyright
    Движок сайта © 1999-2017 Илья. Текущая версия: xEngine/v0.9.34beta; xContentParser/v0.9.31beta.
    Все статьи, рисунки и прочее © 2004-2007 Омский аниме-клуб OmKA, если иное не оговорено напрямую на самой странице.
    По любым вопросам обращайтесь по адресу webmaster@animeomsk.ru.

    Счётчики статистики...
    Generated by xEngine/xContentParser with 0 seconds